«Вот и лето, вот и Пушкин…»

Вечер, организованный Бюро пропаганды художественной литературы, как всегда, вышел необычным.

«Пушкинская гостиная», открывшаяся в Большом зале Центрального дома литераторов, собрала любителей классической музыки и изящной словесности. А точнее сказать мистификаций: стихи превращались в музыку, музыка – в стихи.

«Не могу понять, каким образом, любя так живо и сильно музыку, Вы можете не признавать Пушкина, который силою гениального таланта очень часто вырывается из тесных сфер стихотворчества и попадает в бесконечную область музыки», – писал Чайковский Надежде фон Мекк. Известная меценатка, покровительница и большой друг Петра Ильича поэта не то, чтобы не любила – не понимала. «Онегина» считала мелодрамой – провинциальная барышня, столичный франт, неразделенная любовь.

«Есть разная непонятность, – годы спустя рассуждал другой пушкинист от музыки Георгий Васильевич Свиридов. – Есть непонятность, связанная с языком, на котором говорит художник, хотя он говорит самые простые вещи. Есть непонятность другая… Пушкин очень прост, но это не значит, что все понимают его глубину».

С Пушкиным всегда так – чтобы понять его до конца, лучше быть гением или… ребенком.

«Каков он был, Пушкин? И почему мы до сих пор о нем говорим?.. Когда меня об этом спросили студенты, я начал отвечать по «анкетным» данным, – рассказывает литературовед, доктор филологических наук, профессор, кавалер Пушкинской медали Виктор Гуминский. – Рост 165-166 сантиметров, атлетическое телосложение, кудряв. Самым выразительным в лице Пушкина, как отмечали современники, были «просторный лоб» и необыкновенно выразительные глаза. Женщины говорили, голубые, мужчины – серые. Но не это главное. Он был очень искренним, открытым. Денис Давыдов вспоминал, что Пушкин смеялся так, что были «видны кишки». Он никогда не принимал позы, был ясен и прост. «Пушкин — это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через 200 лет», – написал Гоголь. Сроки подходят. Пушкиных вокруг нас не видно. Плохо ли это? Нет, так и должно быть… Вспоминается сюжет, как Некрасов привел Достоевского к Белинскому и сказал: «новый Гоголь явился». На что великий критик ответил: «что-то у вас Гоголи как грибы растут». Пушкины не могут расти как грибы. С появлением Пушкина образовался некий ценз, появилась норма – прошлое и настоящее русской литературы осветило пушкинское солнце. Не случайно его чувствуют даже дети. Вот и моя шестилетняя внучка, провожая меня сюда, сказала «Вот и лето, вот и Пушкин»…

«Повсюду у Пушкина слышится вера в русский характер, а коль вера, стало быть, и надежда, великая надежда за русского человека» – говорил Федор Михайлович Достоевский.

Аристократ, представитель старой боярской знати, Пушкин любил общаться с простыми людьми, слушать сказки, народные песни. «Взгляните на русского крестьянина: есть ли тень рабского унижения в его поступи и речи? О его смелости и смышлености и говорить нечего…».

«Сказка о царе Салтане», «Золотой Петушок», «Барышня-крестьянка», «Руслан и Людмила», «Борис Годунов»… Фольклорное, былинное, эпическое, трагедийно-историческое и даже шуточное – каким бы ни было пушкинское обращение к народной теме, оно неизменно вдохновляло композиторов. Классиков, модернистов, авангардистов.

Пушкин и музыка. Родство почти природное. «Из наслаждений жизнью одной любви музыка уступает, но и любовь – мелодия». Фразу, «подаренную» Дон Гуану, Александр Сергеевич, уже от своего имени, записывал в альбомы барышень: польской пианистки Марии Шимановской, певицы Прасковьи Бартеневой. Записи были сделаны в разные годы – музыка не переставала его вдохновлять. Поэта нельзя представить без народных песен, без фортепиано вечерком, без вальсов, без мазурок, без реквиема. А русских композиторов без Пушкина.

Особое значение пушкиниана приобрела в творчестве Чайковского и Свиридова, чьи юбилейные даты, по удивительному стечению обстоятельств, пришлись на Год литературы.

«Я написал эту оперу потому, что /…/ мне с невыразимой силой захотелось положить на музыку все, что в «Онегине» просится на музыку», – признавался Петр Ильич. «Зажженный Пушкиным огонь вдохновения помог воплотить красоту сюжета, — рассказывает хранитель фонда Государственного Музея А.С. Пушкина Мария Сергеевна Громова, — смешал вымысел и реальность. «Не провинциальная барышня, /…/ мечтательная натура, гоняющаяся за идеалом девическая душа» – этот образ настолько впечатлил композитора, что пара страстных, «татьяниных» писем от девицы Антонины Милюковой показались достаточным основанием, чтобы связать себя узами брака, оказавшегося, увы, недолговечным. Зато опера выдержала бесчисленное количество постановок…».

«Роняет лес багряный свой убор», «Подъезжая под Ижоры, я взглянул на небеса»… «Пушкинские романсы» переменили и жизнь Георгия Васильевича Свиридова. В одной из поздних тетрадей композитор записывает: «Пушкинский цикл. Одна из лучших моих вещей. Его бы надо назвать «Бедная юность» /…/ Надежды сулила лишь сама жизнь, судьба, бессознательная надежда на Бога. А помощи было ждать неоткуда…. «Зимний вечер» надо сделать заново, по смыслу. Вьюга за окном тихая, негромкая (скрытая сила), буря жизни окружает человека со всех сторон. Образы Пушкина – от русской природы и сходной с ней жизни. Жизнь всякого человека связана с природой, со сменой времен года, со сменой дня и ночи (а в России много ночи, много ночного)».

Стихи, записи из тетрадей Свиридова, отрывки из переписки Чайковского прозвучали в ярком, высокохудожественном исполнении – читали народный артист России, артист МХАТ имени Горького Валентин Клементьев и артистка МГАФ Лариса Савченко. Вечер вела директор Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России Алла Панкова.

Больше могла сказать только музыка – мелодия то стремилась ввысь, поддержанная мощными аккордами аккомпанемента, набирала силы, то стихала, завершаясь элегическими, камерным тонами. Бег саней, хруст снега, почтовые рожки, озорство молодости «Хоть вампиром именован я в губернии Тверской», небрежные форшлаги, набрасывающие портрет героини – «Тонкий стан, лукавый взор». Конечно же, ария Татьяны.

На сцене Центрального дома литераторов выступили лучшие музыканты страны.

Это лауреат международных конкурсов, приглашенный солист Большого театра России Максим Кузьмин-Караваев, лауреат международных конкурсов, солистка театра «Новая Опера» имени Е.В. Колобова Елизавета Соина, за роялем – заслуженная артистка России, доцент Московской Консерватории имени П.И. Чайковского Полина Федотова.

Завершающим торжественным аккордом прозвучало вдохновенное трио П.И. Чайковского «Памяти великого художника» в исполнении Полины Федотовой (фортепиано), Софии Федотовой (скрипка) и Александра Кашина (виолончель). В этом произведении гений композитора создал совершенное сочинение, где художественное содержание музыки достигает высот философского обобщения. На экране — портреты Пушкина, памятники поэту в Санкт-Петербурге и Москве сменяют строки, книги, мемориальный кабинет музея-квартиры на Мойке, и дорогие каждому русскому заповедные места — Михайловское, Тригорское, Москва, Елоховский собор.

…Вечер окончен, а идти домой совсем не хочется, вот бы так смотреть и слушать стихи, вдохновенную музыку, погружаясь в атмосферу жизни и творчества трех абсолютных гениев России – Пушкина, Чайковского и Свиридова.

Дарья Яковлева

Источник: stoletie.ru

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*