Нападения в Кельне: беззащитность и ярость немцев

Отголоски нападений на женщин, совершенных в Кельне в новогоднюю ночь, все еще слышны по всей Германии — на фоне отставки начальника городской полиции в пятницу и новостей о том, что среди подозреваемых были соискатели статуса беженца. Корреспондент Би-би-си Дженни Хил вспоминает события, которые всколыхнули немецкое общество.

Центральный собор Кельна — готический гигант. Тусклым зимним утром его каменное величие особенно впечатляет. Покрытые сажей лица его каменных ангелов навевают меланхолию. Я стояла здесь несколько дней назад, укутавшись от резкого ветра, и смотрела, как толпы пассажиров проносятся мимо по тротуару.

А потом я заметила цветочные горшки, три крошечных растения, оставленные на ступенях собора. Маленькие белые цветы, дрожащие на ветру, которые почти не замечают проходящие мимо люди. К одному из горшков прикреплена записка. «Мы не нападаем на женщин, — говорилось в ней. — Даже с цветами». Ни подписи, ни указания на то, кто оставил их здесь.

Именно здесь — в новогоднюю ночь — в суматохе праздника, десятки женщин подверглись сексуальным домогательствам и ограблениям.

Даже сейчас никто — в том числе и полиция — доподлинно не знает, что произошло. Пострадавшие рассказывают, как толпы пьяных мужчин внезапно окружили их. Они бросали петарды, вокруг были слышны крики и шум. Молодые женщины говорят, что нападавших были сотни. И совсем немного полицейских. Никакой защиты. Все это происходило в сердце одного из крупнейших городов Германии.

Нападения привели в ярость эту страну, распалив и до того жаркую дискуссию. Германия пытается справиться с рекордным уровнем иммиграции. В прошлом году много более миллиона людей прибыли сюда, чтобы попросить об убежище.

По информации полицейских, той ночью в толпе было значительное число сирийских, афганских и иракских мужчин, имевших при себе документы о прошении убежища. Критики не упустили возможности преподнести все это как доказательство того, что политика «открытых дверей» Ангелы Меркель по отношению к беженцам поставила под угрозу жизнь немцев.

Возмущение жителей вызывает и слова и действия полиции, которая изначально утверждала, что новогодняя ночь в Кельне прошла мирно. Подозрение падает и на СМИ, сообщившие о нападениях лишь несколько дней спустя. Один из телеканалов публично принес извинения за задержку. Теперь растут опасения, что теплый прием, оказанный немцами мигрантам в прошлом году, вышел им боком.

Одна из молодых женщин, находившихся в новогоднюю ночь на той площади, пригласила меня к себе домой на окраину Кельна, где она живет с родителями.

У порога меня встретил маленький — и очень энергичный — Джек-рассел. Это Спарки, сказала мне Мишель, улыбаясь, в то время как отец поднял пса на руки и унес его. До меня доносился лишь лай Спарки из соседней комнаты.

Мишель 18 лет. Пока она рассказывала мне о себе — она изучает в университете экономику — я огляделась: семья улыбалась мне с висящих на стене фотографий.

Она описала, как она и ее друзья оказались в окружении группы из 20-30 мужчин, которые затем напали на них. Она не понимала языка, на котором они говорят. «Они хватали наши руки, оттягивали одежду, пытались просунуть руки между нашими ногами», — рассказала она.

В углу комнаты мама Мишель стоит со скрещенными на груди руками.

«Полиции теперь нужно думать о том, что сделать, чтобы помочь нам, — продолжает Мишель. — Это не нормальная ситуация для Германии или Западного мира».

Но она волнуется. «Было бы неправильно винить беженцев, — говорит она мне. — Им нужна наша помощь».

Многие здесь боятся резкой негативной реакции, направленной на 4000 потенциальных беженцев, живущих в Кельне.

Возле одного из крупнейших центров для беженцев в городе я встретилась с молодым иракским мужчиной с поразительными зелеными глазами. Это гнетущее место: здание из красного кирпича с грязными окнами, выходящими на шумную дорогу с двусторонним движением.

Несмотря на это, Хасан широко улыбается, рассказывая о планах остаться в Германии и работать механиком. «Я хочу поблагодарить Ангелу Меркель, — восхищается он на недавно выученном немецком. — Я люблю эту страну!»

Я спросила его, слышал ли он о нападениях, и на мгновение он выглядел опечаленным. «Да, — ответил он. — Мне так жаль, что это произошло. Но иракцы и сирийцы — хорошие люди».

Хасан надеется, что его мать и брат присоединятся к нему в Германии. Пока он уходил от меня через ворота центра, я не могла не задуматься о том, суждено ли теперь этому случиться.

Кажется, что столько времени прошло с тех пор, как Ангела Меркель сказала, что Германия сможет справиться с огромным наплывом беженцев.

Тогда столь многие были впечатлены ее нравственным ориентиром. Германия, говорила она, — это богатая, стабильная страна, которой есть, что предложить.

Но я думаю о тех хрупких цветах, оставленных у собора, — нежные лепестки на суровом зимнем ветру.

 

Источник: bbc.com

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*