Кёльн: финал «политкорректного беспредела»?

Власти Старого Света пытаются замолчать правонарушения иммигрантов с Ближнего Востока.

– Для европейских женщин настают опасные времена. Во время празднования Нового года в центре Кёльна собралось около тысячи мужчин «арабской наружности», как описали участников сходки свидетели и пострадавшие. Они начали грабить и агрессивно домогаться находившихся рядом немок.

Двести полицейских задержали лишь пять человек — все они были с удостоверениями «новых беженцев». Затем блюстители порядка упорно не хотели принимать заявления у потерпевших женщин. Вначале сообщалось, что таких оказалось почти сто человек, однако согласно последним сообщениям, подано более 170 заявлений. Полиция и государственные средства массовой информации постарались максимально «придавить» информацию о случившемся и рассказывали совсем немного. Но все происходило на глазах множества людей…

Еще до инцидента в Кёльне появилось сообщение об изнасиловании гражданки Германии на глазах ее мужа. Совершили преступление, как пишут, трое «беженцев» с Ближнего Востока. Один из них угрожал ножом мужчине. Судя по заявлениям новых иммигрантов, насилие на этом не закончится, и одной лишь Германией не ограничится…

И сразу возникает извечный вопрос: «Что делать?». Представим себе, что муж изнасилованной немки сумел бы убить насильников. Что на это сказали бы полиция и суд?

Наблюдая за тем, как ведут себя чиновники в Кёльне, нетрудно спрогнозировать последствия подобного поступка. Несчастному мужчине указали бы, что он превысил допустимую самооборону. Его жизни почти ничего не угрожало, а он убил троих насильников, которые получили бы совсем небольшой тюремный срок. Мужчине пришлось бы рассказывать в суде о состоянии аффекта. А вот если бы он произнес: «Я сознательно пошел на убийство насильников»? Тогда оправдательного приговора точно бы не последовало.

В современном европейском обществе под видом гуманизма в право внесены антигуманные положения. В вульгарно-рыночной манере суды сравнивают размер физического насилия одной и другой стороны конфликта. Оно считается допустимым, пока не наносит человеческой жизни непоправимый ущерб. Наказания за избиение или за изнасилование невелики. Убившие детей маньяки доживают свой век в тюрьмах, охотно рассказывая журналистам о своих «забавах». Андерс Брейвик, напомню, учится в университете. Казни, даже в случае совершения крайне жестоких преступлений, объявлены в Европе антигуманными. Но, по сути, это не гуманизация права, а издевательство над обществом.

В основе практического гуманизма эры подъема буржуазного общества лежало простое правило: физическое насилие недопустимо. Никто не должен быть унижен, избиваем и истязаем, как это было при старом феодальном порядке. Потому наказание за подобные действия должно быть самым суровым. Дальше всех на этом пути продвинулась революционная Франция, где дошло до того, что суды чести появились у солдат, между которыми стали возможны и дуэли. Драки презирались.

В системе наказаний исчезло физическое воздействие. За крупные преступления казнили или отправляли на каторгу. Принуждение к труду вызывало большие споры. В Комитете общественного спасения 1793-1794 годов даже считали, что правильнее казнить человека на гильотине, чем использовать его для строительства дорог или мостов. Однако здесь победил практический подход. И со времени Наполеона каторжные работы применялись в широких масштабах.

С точки зрения законопослушного нормального законопослушного гражданина изнасилование — дикое преступление, и наказание за него должно быть крайне суровым. Не может быть наказан мужчина, который защищает жену от насильника. Суд должен его оправдать. А власти города обязаны гордиться его поступком, он стал бы уроком для потенциальных насильников.

Но власти ведут себя, мягко говоря, непонятно и странно. В Кёльне полиция упорно не желала принимать заявления пострадавших женщин. Дело пытались замять, но вся Германия, а затем и вся Европа и весь мир узнали о случившемся. После этого мэр города Генриетта Рекер не нашла ничего лучше, как начать давать советы женщинам на тему, как им следует одеваться и вести себя, чтобы не вызывать у «новых переселенцев» желания их насиловать… Читай: в Европе женщины не знают правил исламских фундаменталистов, «имеют наглость» в одиночку ходить по улицам.

Может быть, рекомендации не подпускать к себе мужчин ближе, чем на расстояние вытянутой руки, некоторым «прогрессивно мыслящим» гражданам даже понравились, но большинство просто пришло в ярость. И набросились они не столько на мэра, сколько на канцлера Ангелу Меркель с ее политикой «неразборчивой толерантности».

Права должны быть общими для всех. Однако неолиберальные политики во всем мире придерживаются иного мнения. Отсюда – оскорбляющие достоинство рекомендации мэра Кёльна. Отсюда же – «толерантные рекомендации» работодателям. В Испании боевику-исламисту предоставили должность футбольного тренера – при том, что безработица в стране составляет 21 процент, а о его взглядах властям было известно…

Не означает ли «толерантность» властей Старого Света, что беженцам с Ближнего Востока практически дозволено насиловать европеек, хотя местные мужчины могут сесть в тюрьму даже за комплименты «представительницам прекрасного пола», поскольку их могут счесть сексуальным домогательством? Случай в Кёльне показывает: иммигранты вовсе не намерены принимать правила и законы «своей новой родины». Зато понимают свою полную безнаказанность, ведь их будут жалеть и прощать им практически все их деяния.

Сомневаюсь, что нравы подобных иммигрантов с арабского Востока возьмут верх. Они вызывают нарастающее возмущение. И в Кёльне – особенно. Планка требований к переселенцам, лишь часть из которых реально является беженцами, растет. Причем, среди недовольных «приезжими» немало давно перебравшихся в Старый Свет выходцев из мусульманских стран: они боятся, что власти могут также начать «зачищать» и тех, кто уже давно обжился и работает в европейских государствах.

«Кёльнский инцидент» показал: Европа находится на перепутье. Либо власти вернутся к положению о том, что перед законом все равны, либо…

Вариантов развития событий много, самых очевидных – два. Первый: жители стран Старого Света становятся «гражданами второго сорта», которые обязаны терпеть любые выходки «новых иммигрантов». Второй вариант тоже на поверхности: разъяренные европейцы, пользуясь своим правом выбора, отдают предпочтение другим политикам, которым и вручают бразды правления. Тем, которые вообще запретят употребление термина «толерантность».

Точка еще не поставлена — как бы того ни хотелось властям Германии. Девятого января в Кельне состоялась демонстрация движения «ПЕГИДА» — аббревиатура расшифровывается как «Европейцы-патриоты против исламизации Старого Света». Там же прошла манифестация противников движения, полиция на этот раз оказалась на высоте, в ход были пущены водометы. «Политкорректность» победила…

Надо лишь немного подождать и увидеть, что выберет Старый Свет после случая в Кёльне. Тяжелые и опасные времена наступили не только для женщин европейских стран, но и для политиков, их возглавляющих.

 

Василий Колташов

Источник: stoletie.ru

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*