Богатеет ли Минск на поставках продовольствия в Россию?

Из-за российских продуктовых санкций Минск рассчитывал на новый «Клондайк», но теряет выручку из-за обесценивания российского рубля.

Комментируя августовское решение Владимира Путина запретить в Россию ввоз продовольствия из ЕС, США, Канады, Японии, Австралии в ответ на западные санкции, первый замминистра сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Леонид Маринич не удержался от эмоциональной реплики: «Для нас это Клондайк. Мы готовы заменить западные страны по многим позициям в части продовольствия».

Однако теперь, три месяца спустя, Беларусь недосчиталась 160 млн долларов за экспортированное в Россию продовольствие, констатирует правительство. Несмотря на увеличение поставок в Россию.

«Тот объем продовольствия, который идет в РФ, в физическом выражении растет, но в долларовом эквиваленте падает из-за девальвации российского рубля», — признал министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид Заяц.

Премьер Михаил Мясникович, сообщив депутатам парламента о недополученных из России 160 млн долларов, заявил, что Беларуси в 2015 году планирует увеличить экспорт сельскохозяйственной продукции в Россию на 13% (к уровню 2014 года).

Себе в убыток?

«Есть лукавство по поводу потерь, и есть правда в том, что если не Клондайк, то значительные возможности открываются для Минска за счет прекращения прямых поставок в Россию сельхозпродукции из дальнего зарубежья», — замечает минский экономист Сергей Чалый.

«Это упущенная выгода, а не прямой убыток. Сумма в 160 млн долларов вычислена примитивно просто: за три месяца российский рубль обесценился по отношению к доллару на 8-8,5 %. И чисто механически эти проценты подсчитаны, исходя из объема поставок», — объясняет эксперт.

И хотя Минсельхозпрод утверждает, что Беларусь «выдерживает свои обязательства по ценам» — в обозначенный «убыточный» период, по заверению белорусских чиновников, подорожали примерно на 5% только экспортируемые в Россию сыры, но снизились цены на сухое молоко, масло, говядину, мясо птицы, — независимый экономист ссылается на российские данные. «По тому, что известно из российских источников, цены трижды или четырежды повышались, исключая разве сухое молоко», — утверждает Сергей Чалый.

Впрочем, и белорусский Минсельхозпрод заявил на днях, что в целях минимизации потерь не исключает роста экспортной цены на некоторые продукты и меняет структуру экспорта. «Мы стали активно продавать сыры. В октябре увеличили реализацию на 150% к уровню аналогичного периода 2013 года», — сообщил замминистра сельского хозяйства и продовольствия Василий Седин.

Белорусским сырам Москва открыла еще одну нишу с 13 ноября, запретив ввоз в Россию украинского сыра — как водится, по санитарно-эпидемиологическим причинам.

Ворона сыр не уронила?

«Европейское молоко заливает белорусские заводы», — сообщают заголовки местных газет. К концу сентября 15 белорусских молокозаводов обзавелись поставщиками из ближних Польши, Латвии и Литвы.

Норвегия только за первую неделю сентября утроила экспорт лосося в Беларусь, утверждает норвежская газета Dagens Naeringsliv со ссылкой на данные компаний и отраслевых организаций. Белорусская пресса обнаружила, что рыбной торговлей в последнее время занялись даже компании, традиционно далекие от «продуктовой» сферы — например, сеть магазинов электроники и бытовой техники.

Рыбный импорт в Россию из Беларуси, не имеющей выхода к морю, по данным российской газеты РБК, вырос на 98%.

Повезло молдавским яблокам: 24-кратное сезонное увеличение поставок продукта в Беларусь как-то не заметили в России — на официально не существующей белорусско-российской границе Роспотребнадзор и российские таможенники «ловили» яблоки польские и голландские, упрекая союзников в реэкспорте запрещенной европейской продукции.

Проблемы реэкспорта и «переклеивания ярлыков» в этот период поднимались российской стороной не однажды. Но действительно страдали от этого разве что экспедиторы и шоферы, вынужденные из-за строгости российских контролеров разворачивать фургоны и искать «дырку» на другом участке «прозрачной межи».

Перепалки между российскими и белорусскими должностными лицами, как правило, завершались обещанием поискать компромиссы.

Россельхознадзор попытался было озадачить Евразийскую экономическую комиссию (ЕЭК) проблемами реэкспорта и потребовать совместного контроля на внешней границе Таможенного союза.

Но белорусский департамент ветеринарии и продовольственного надзора ответил: «В сложившейся ситуации департамент против проведения совместного выборочного контроля в пунктах пропуска на внешней границе Беларуси».

«Минск «наглеет», потому что продовольственная ситуация в России обостряется с каждым днем. Ворона из известной басни сыр не уронила — она им манипулирует», — замечает кандидат экономических наук Людмила Грязнова.

Министр экономики Беларуси Николай Снопков заявил в четверг, накануне организованной Беларусью инвестиционной конференции в Лондоне, что «реэкспортные» проблемы у Минска с Москвой уже решены.

«Россия и другие члены Евразийского экономического сообщества готовы к тому, чтобы Беларусь перерабатывала молоко, овощи, фрукты и другое продовольствие из стран ЕС и реэкспортировала или экспортировала их партнерам по Евразийскому экономическому сообществу», — заверил Снопков.

Ловим зайца!

Беларусь, по словам премьера Михаила Мясниковича, ожидает в предстоящем году 7 млрд долларов от экспорта продовольствия в Россию. В 2013 году Беларусь экспортировала сельхозпродукции на 5,7 млрд долларов и обеспечила 10% продовольственного импорта России.

Минский экономист Михаил Залесский, долгое время исследовавший в рамках программ ПРООН экономическое поведение белорусского правительства и реакции электората, рассказывает мне деревенский анекдот: «Едут старик со старухой работать на поле, вдруг выскочил из-под копыт коня заяц, ударился головой об пень — и лежит, бери. Старик говорит: разворачивай-ка, баба, воз, зачем нам пахать — будем зайцев собирать и продавать».

«Наша выгода может быть 7 миллиардов, 70 или 700. Вот русские оголодают и начнут нам за молоко-картошку золотом платить!» — иронизирует Залесский.

«Для составления стратегических планов нужно иметь стратегические цели и проводить стратегические действия. В данном случае я не наблюдаю модернизации сельского хозяйства. Ведь при стратегических целях стоит сравниваться не с российским, а с тем хозяйством, с которым мы собираемся конкурировать: датским, голландским, канадским или каким еще. Если источником этого плана являются введенные Россией санкции или война в Украине, то в чем здесь стратегия? Россия завтра отменит санкции — и что?»- вопрошает Залесский.

Официальная белорусская статистика отвечает на это: в нынешний кризисный для России период Беларусь загрузила работой как минимум треть неиспользуемых мощностей перерабатывающих сельхозпродукцию предприятий.

И будет загружать еще: белорусское правительство озадачено указанием президента Лукашенко ввести в строй до конца нынешнего года восемь крупных свиноводческих комплексов, чтобы нарастить поставки в Россию свинины.

Экспорт свинины был приостановлен с 31 октября — Россельхознадзор заявил, что выявил геном вируса африканской чумы свиней (АЧС) в продукции некоторых белорусских предприятий. По одной из озвученных версий белорусского Минсельхозпрода, проводящего расследование, причиной могло стать сырье из Черногории и Молдовы.

Но с 1 декабря поставки будут возоблены и даже увеличены, обещает замминистра Василий Седин.

Клондайк ненадолго

Белорусские сельхозпроизводители и переработчики продукции могут рассчитывать только на кратковременную выгоду, полагают независимые экономисты.

«Санкции западного сообщества в отношении России продлятся, по оценкам российских источников, в течение 2015 года. Новых совместных предприятий с западными партнерами в Беларуси не возникнет. По той простой причине, что продовольственные санкции, которые Россия сама на себя наложила, тоже определены годовым сроком. А этот срок слишком мал, чтобы рассчитывать серьезный бизнес-план. Нет никакой гарантии, что благоприятная для белорусских переработчиков и вынужденная для иностранных поставщиков ситуация продлится дольше», — замечает экономист Сергей Чалый.

«Вернется иностранный товар на российские рынки, и вновь в Беларуси будут простаивать перерабатывающие мощности», — предупреждает эксперт.

Коммерческий атташе Литвы в Республике Беларусь Видмантас Вербицкас подтвердил на днях: санкции России не будут длиться вечно, поэтому они не могут быть основным мотивом литовских инвестиций в предприятия Беларуси.

«Белорусское сельское хозяйство еще в большей степени, чем вся остальная экономика, принадлежит государству. Закупочные цены на сырье и прочие вещи попадают в сферу госрегулирования, поэтому перенос производства не обеспечит получения или поставок сырья», — отметил Вербицкас.

Российский институт «Центр развития» Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» утверждает: даже 5-процентное увеличение экспорта продовольствия может принести Белоруссии дополнительные 200 млн долларов. Но предупреждает: замедление экономического роста в России может сильно ударить по белорусским производителям, так как структура белорусского экспорта предполагает высокую зависимость от потребительского спроса в России.

От лица обывателя

Я вчера купила белорусский пряный сыр с вкраплениями грецкого ореха — производит завод в Верхнедвинске — по цене меньше 10 долларов за килограмм.

До российских продовольственных проблем такие вкусности в местном супермаркете было почти не поймать: сыры лежали «обыкновенные».

В нынешнюю «обостренную» Россией продовольственную пору мы с соседками заметили внезапное изобилие новых этикеток, новых продуктов и новых — подросших — цен.

Пороптать о ценах — любимое занятие обывателя.

Обыватель белорусский при этом обязательно похвалит себя за предусмотрительность: 50% потребляемой продукции, по подсчетам местных экспертов, производится в частном секторе. На тех самых дачах, огородах, в хлевах и сарайчиках, с которыми хоть как-то не связаны только самые ленивые из горожан.

Даже президент Лукашенко лет эдак десять назад демонстрировал на российские телекамеры курятник в своей резиденции «Дрозды».

И главная формула продовольственной безопасности у белорусов не меняется веками: как потопаешь, так и полопаешь. Что бы там ни обещали генсеки, председатели или президенты.

Источник: ru.delfi.lt

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*